?

Log in

No account? Create an account

Фунтофилия - коллекционирование гирь


Previous Entry Share Next Entry
(218) Дело по жалобе купца Елисеева)
гиря, весы
funtofil






В современном изложении)

ЕВГЕНИЙ ЖИРНОВ

Золотники, приносящие несчастье

Несчастье настигло купца Елисеева в день, когда он меньше всего этого ожидал. Обычные проверки торговых смотрителей в его лавках начинались и заканчивались по заведенному в стародавние времена образцу. Проверяющие заранее предупреждали степенного торговца о своем грядущем появлении, а он к тому времени готовил угощение и подарки деньгами, колониальными товарами или обычными продуктами в зависимости от чина и запросов проверяющих.
Однако 27 октября 1850 года в овощную лавку Елисеева, что находилась возле биржи, неожиданно явилась целая делегация чиновников во главе с представителем Министерства внутренних дел Симановичем. Причем проверка оказалась настолько внезапной, что хозяина даже не оказалось в лавке. О причине, ставшей источником бед первостатейного купца, остается только гадать. Но судя по тому, что о ревизии его дела распорядился лично министр внутренних дел граф Л. А. Перовский, можно предположить, что Елисеев или его приказчики чем-то разозлили кого-то из высокопоставленных особ. Скорее всего, подсунули гнилье, обвесили или обсчитали.
Пока старший приказчик пытался отвлечь незваных гостей, другие успели вынести в кладовую весы и гирьки. Вот только, к несчастью для них, этот маневр не остался незамеченным проверяющими господами. Весы обследовали, и оказалось, что они отрегулированы так, что покупателю всегда недовешивали 42 золотника, или 179 г. Проверка мелких гирек, использовавшихся на тех же весах, показала, что их реальный вес не соответствует указанным на них цифрам.
Сказать в свое оправдание старший приказчик ничего не смог и покорно подписал акт проверки, которым предписывалось обманные гирьки немедленно уничтожить, а весы без промедления привести в должный порядок. Акт в тот же день лег на стол министра внутренних дел и с его резолюцией о необходимости искоренения безобразий был отправлен санкт-петербургскому генерал-губернатору. Причем граф Перовский настоял, чтобы Елисеева наказали по закону и объявление о вынесенном решении опубликовали в "Полицейских ведомостях".

Дело перешло в Санкт-Петербургскую городскую распорядительную думу, где вынесли решение о наказании Елисеева штрафом 10 рублей серебром, занесении его в алфавитную штрафную книгу и публикации сего факта в указанном министром издании. Но купец не собирался мириться с таким позором. Он потребовал отложить исполнение наказания и стал слать униженные просьбы о помиловании министру внутренних дел и генерал-губернатору. Елисеев писал, что непорядки с гирями и весами могли произойти от того, что ими много и часто пользовались. Однако оба адресата оставались непреклонными.
Тогда купец начал жаловаться в Сенат. Правда, не на министра, а на процедуру проверки. Он настаивал, что инспекторы во главе с Симановичем действовали вопреки установленным процедурам, что они, обнаружив нарушение, обязаны были опечатать неправильные гирьки и весы и дождаться возвращения хозяина лавки. А так, он полагает, гирьки могли быть подменены. Ведь он сам предоставлял гирьки для проверки торговым комиссарам и 13 июля 1850 года получил удостоверение о соответствии их веса номиналу.
Дело приобретало все более широкие масштабы, в том числе росла огласка, вредившая репутации купца. Сенат отправил документы на новое рассмотрение в Министерство внутренних дел, где был уже новый министр, и в Министерство финансов. И оба ведомства единодушно рекомендовали в просьбе купцу отказать и наказание исполнить.
А вот в высшей судебной инстанции страны — Сенате, получившем такую рекомендацию министерств, мнения разделились: одни сенаторы полагали, что проверяющие должны были, опечатав весы и гирьки, отправить их в суд, другие — что вполне достаточно представить в суд акт проверки. Поскольку голоса сенаторов разделились почти поровну, дело по закону отправилось в Государственный совет. А там после тщательного изучения всех обстоятельств нашли совершенно другое нарушение. Санкт-Петербургская городская распорядительная дума рассматривала дела об обвесе и обсчете покупателей лишь в одном случае — когда речь шла о продуктах, цены на которые устанавливаются правительством. В те годы к таковым относились только хлеб и мясо. А потому делом об овощной лавке там заниматься не имели права. И Государственный совет в 1854 году постановил отправить дело Елисеева для рассмотрения в обычный суд.
Но и это не стало финалом. 5 января 1855 года решение Государственного совета было рассмотрено Николаем I, и государь с ним согласился. К сожалению, никаких сведений о вердикте суда, куда в конце концов попало дело, не сохранилось. Но очевидно, что подобные способы рассмотрения дел об обмане и обвесе искоренению преступлений в торговле не способствовали.