Фунтофилия - коллекционирование гирь


Previous Entry Share Next Entry
(223) Гири завода № 144 Министерства сельскохозяйственного машиностроения (З-144)
гиря, весы
funtofil

Гиря 50 г. Маркировка З-144. Завод № 144 Министерства сельскохозяйственного машиностроения.
Поверочные клейма 1940 г. палатка 16 и 1948 г. палатка 26.
[К5-6].


Гиря 100 г. Маркировка З-144. [К5-6]


Гиря 500 г. Маркировка З-144. Фото из Инета.

Завод, о котором мы хотим рассказать, с первых лет своего существования привлекал к себе внимание горожан. И только потому, что он военный. В обиходе его только так и называли. За свою почти 80-летнюю жизнь он множество раз менял название, но ни разу в его паспорте не писалось слово "военный". С 31 августа 1935-го по ноябрь 1941-го - "Завод №144". С ноября 1941-го по сентябрь 1943-го - "Завод №611". Потом - "Завод №107". Недолго, но именовался "Предприятие - п/я 25". В сентябре 1964 года засекреченному объекту дали более-менее определенное название - Донецкий завод резино-химических изделий. А спустя еще более 30 лет 15 октября 1998 года оборонное предприятие на окраине нашего города получило очередной свой паспорт, где указано, что это Донецкий казенный завод резино-химических изделий. Сегодня он носит название Донецкий казенный завод химических изделий.

В степи за станцией Сталино

Своим рождением завод в немалой степени обязан Иосифу Сталину. В 1928 года на одном из совещаний он в частности сказал: "Артиллерия, несмотря на появление новых исключительно важных видов боевой техники (авиации и танков), остается мощным и решающим фактором в войне… на нее должно быть обращено особое внимание". Внешне лишь рекомендательные слова Сталина, впрочем, тут же возымели свое действие. Комитет Обороны при СНК СССР рассмотрел и принял Постановление о системах артиллерийского и стрелкового вооружения, в которых определялись пути дальнейшего их развития и совершенствования.
Решение о строительстве снаряжательного завода на юге Украины, в Донбассе, как часть общей программы индустриализации страны и усиления ее обороноспособности, правительство СССР приняло в 1935 году.

После тщательного обследования ряда районов предпочтение отдали участку в степи западнее железнодорожной станции Сталино. Площадка - на ровном рельефе, сухих суглинистых грунтах, близко - железная дорога, линия электропередач, трубопровод технической воды. Рядом город с многотысячным населением, в достатке запасов местных строительных материалов. В ближайшей округе - механические и химические заводы, способные поставлять комплектующие узлы, детали, взрывчатые вещества (ВВ) и химикаты. В пользу строительства завода говорил и тот аргумент, что на тот момент Донбасс остро нуждался в промышленных ВВ для угольной и горнорудной промышленности.

Стройка с чистого листа означала как сооружение собственно завода с разветвленной промышленной инфраструктурой, так и строительство жилого массива из двух поселков. Одного, административного (непосредственно у завода), и другого, жилого, на безопасном (около 2 км) от него расстоянии. Дончане и ныне называют их "админпоселками".

Масштабы впечатляющие. Завод на 9 тысяч рабочих мест, собственно стройплощадка - 1000 гектаров. На строительстве занято 3,5 тысячи человек, включая и батальон солдат. И при этом главный рабочий инструмент - грабарка - лопата не для слабых мужиков. Техники, считай, никакой. В штате 500 лошадей, являвших собой главную тягловую силу. "Самосвал" - телега с боковыми съемными досками. Земляные работы, а это насыпка валов вокруг взрывоопасных зданий, прокладка дорог, суммарный объем которых превышал несколько миллионов кубов, выполнялся "грабарами" - людьми, работавшими огромной лопатой одноименного названия. Многие из них жили в поселении, которое не мудрствуя лукаво, люди и назвали Грабарями. Ныне это поселок с почти двумя тысячами жителей на 29 улицах.
Неподдельный патриотизм на трудовом фронте стал заделом того, что уже в конце 1938 года в производственных цехах завода в степи под Сталино начали выпускать артиллерийские боеприпасы, авиабомбы и ВВ для угольной и горнорудной промышленности. К интенсивному производству военной продукции побуждала неспокойная международная обстановка, агресивные действия Германии и Японии, к выпуску "мирных" ВВ - необходимость наращивания добычи угля, разработки залежей руды, сопутствующих минералов. В канун Великой Отечественной войны численность работающих на заводе достигла 6 тысяч человек. В первые дни войны донбасская оборонка не только в разы увеличила выпуск снарядов общего назначения, а и освоила производство реактивных снарядов к знаменитым "катюшам". А потом была эвакуация. Для подготовки завода к переброске в Миасс Челябинской области потребовалось всего 25 дней. Последний эшелон с людьми и оборудованием, руководством ушел с подъездных путей Ворошиловграда на Урал 15 октября 1941 года. 12-часовой рабочий день, мороз до 45 градусов, букет других трудностей лишь обостряли чувство ответственности людей трудового фронта во имя действующего военного фронта. Всего через три месяца после смены места дислокации в войска уже поступили боеприпасы с маркой завода №611 (название в эвакуации). 611-й отправил на фронт почти 12 миллионов снарядов и более полумиллиона авиабомб.
За усердие во имя Победы на Урале завод поплатился полным разрушением в Донбассе. Но вскоре восстал из пепла. К концу 1943-го на фронт вновь пошли снаряды, авиационные и глубинные бомбы, мины, иные виды боеприпасов. А к марту следующего года - уже "Завод №107", - наряду с основным производством, восстановил изготовление аммонита, котельную, мельницу, хлебопекарню, построил 7,5 тыс. кв. м жилья.

Не по целевому назначению

Не знаю, то ли с гордостью об этом говорить, то ли с сожалением. Но случилось так, что 22 августа 1945 года вышло Постановление Совета народных комиссаров СССР "О мерах по увеличению производства товаров народного потребления и продовольствия для населения". В результате последовавшей затем реорганизации завод №107 вошел в состав Министерства сельскохозяйственного машиностроения. Которое, в свою очередь, распорядилось прекратить производство военной продукции.

В такой обстановке заводчане сосредоточили свое внимание на освоении производства аммонитов для угольной промышленности. А еще годами позже на некогда военном конвейере появились детские игрушки "Волчок" и "Конструктор", прогулочные коляски, резиновые коврики, детские кофейные сервизы. На заводе при СКТБ успешно работала специальная конструкторско-технологическая группа, занимавшаяся перспективами производства товаров народного потребления. К 1985 году изготавливалось 30 наименований ТНП, а выпуск колясок, грузовых тележек и других товаров этой группы превысил тысячу единиц в сутки. Объем выпуска ТНП достиг фонда заработной платы.

И грянул взрыв

В истории оборонного завода человеческий фактор сыграл такую же роль, как и в жизни целого ряда шахт, промпредприятий, организаций Донецка и Донбасса. 17 сентября 1960 года в 23 часа 20 минут в мастерской №67 патронирования аммонитов грянул взрыв. Правительственная комиссия почти сразу вынесла вердикт, который в самом коротком варианте расшифровывается как прямое разгильдяйство, а чуть пошире - взрыв произошел потому, что мастерская №67 в 1958-1959 годах строилась с отступлением от "Правил устройства взрывоопасных производств". По совершенно необъяснимому поводу проект почему-то не предусматривал изоляцию в бронекабинах, где выполнялись особо взрывоопасные операции: измельчение аммонитов, межоперационная транспортировка, патронирование и парафирование патронов.

Комиссия выявила удручающие факты: множество отступлений от проекта при строительстве; сотни боеприпасов, мин, детонаторов, не убранных с территории после ее оккупации; пренебрежения установкой магнитных сепараторов; использования нестандартного оборудования и т. д. Мастерская была принята в эксплуатацию в составе цеха №3 в августе 1959 года с недоделками, наспех укомплектована необученными рабочими, инженерно-техническими кадрами и преждевременно допущена к пуско-наладочным работам, отчего последние сопровождались многочисленными поломками, неувязками и затянулись на более чем 10 месяцев.
После того ЧП с завода уволилось более 250 человек.
Взрыв 17 сентября 1960 года и сегодня поражает трагичностью и масштабностью. В результате погибло 34 человека, получили тяжелые травмы восемь, легкие - 12 человек, полностью разрушено здание мастерской с находившимся в нем технологическим оборудованием. Разрушено остекление почти всего завода и админпоселка №2. В эпицентре образовалась воронка диаметром 20 и глубиной 4 метра. Разрушенные конструкции и оборудование разбросаны в радиусе 200 метров.
Спустя более шестнадцати лет, 3 октября 1976 года, на оборонке при отработке нового способа снаряжения взорвался снаряд. Два человека погибло. Взрывы на заводе случались и еще. К счастью, обходилось без жертв.

Конверсия

История завода помечена не одной знаковой меткой. Очередная была сделана в 1994 году. С началом утилизации боеприпасов. Задаваться сейчас вопросом: "Была ли она нужна?" - нет никакого смысла. Она случилась. С той поры и по настоящее время на ДКЗХИ созданы и функционируют не участки, а производства по утилизации всех видов боеприпасов. И не только за государственные средства, но и за собственные. Здесь успешно освоена технология переработки тротила и тротилосодержащих веществ в промышленные ВВ. Такой метод позволяет использовать ВВ без их уничтожения, без их загрязнения окружающей среды. Утилизированный тротил на специальной установке плавится, чешуируется и в дальнейшем используется при изготовлении иной продукции.

Девять лет спустя широкое внедрение нашел на заводе совместный проект Украины - НАТО по утилизации противопехотных мин ПМН-1 и ПМН-2. Факт разоружения Украины удостоил своим посещением сам Генеральный секретарь НАТО лорд Робертсон. Очень заинтересованный заокеанский гость принял участие в церемонии открытия спецпроизводства в Донецке. Сотрудничество донецких оружейников с НАТО продолжается и в настоящее время. Фирмой "Эльдорадо-инжиниринг" (США) за счет средств спонсоров на заводе смонтирована и испытана установка уничтожения взрывчатых отходов, боеприпасов малого калибра и патронов для стрелкового оружия.
На волне, в том числе и повышенного личного интереса к утилизации боеприпасов и вооружения, побывал в 2005 году на ДКЗХИ и будущий 44-й президент США Барак Обама. Какими баллами оценили его визит в Донецк дипломаты, - тайна за семью печатями. Но в своих последующих высказываниях в СМИ сенатор от штата Иллинойс грязи в наш адрес не пожалел.

"Наша работа в Украине была важна не только и не столько из-за денег, которые мы инвестировали в разоружение. Она важна была для мужчин и женщин, работавших на оборонных предприятиях: зарабатывая мизерные деньги и лишившись уважения, обычного в советское время, они лишь продолжали существовать на остатках былого могущества.

Именно такую картину я увидел в Донецке, индустриальном городе на юго-востоке Украины, куда мы приехали, чтобы стать свидетелями уничтожения советского оружия. Сооружение, в котором разбирались ракеты и снаряды, находилось в сельской местности, и было окружено плотной сеткой из проселочных дорог, запруженных коровами и козами…".

Реалии сегодняшнего дня

На протяжении более 20 лет, вплоть до 1991 года, завод успешно справлялся с государственным планом производства основной продукции, строился, наращивал мощности, расширял номенклатуру изделий. И успешно создавал новые технологии. В 1970-х годах впервые в отрасли был разработан и внедрен в валовое производство совершенно новый метод снаряжения боеприпасов более мощными и безопасными, чем тротил, ВВ. За это коллективная работа оружейников удостоена Государственной премии СССР. В годы подобающего своему предназначению внимания со стороны государства завод достиг наибольших производственных результатов. 72 раза выходил победителем и завоевывал призовые места в соцсоревновании среди предприятий отрасли страны. В 1985-м, в связи с 50-летием со дня основания, награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Сейчас уже со всей определенностью можно сказать, что с началом производства товаров народного потребления, дела, безусловно, для страны нужного, донецкий военный завод, тем не менее, сделал свой первый шаг на пути отступления от своего изначального профиля.
А начиная с 1991 года, на ДКЗХИ не поступило ни одного госзаказа на изготовление боеприпасов. Ввиду закрытия многих шахт, горнорудными предприятиями в разы сократился выпуск для них взрывчатых веществ. Сегодня на Донецком казенном заводе химических изделий работают всего 800 человек. В начале 90-х таковых было почти 6 тысяч. И еще было, было… Два пионерлагеря, база отдыха, спорткомплекс, подсобное хозяйство с 400 га пашни и дойным стадом в 200 коров, две столовые. А еще очень дорогой клад - жилье общей площадью 157 тысяч кв. м.
Конкретные цифры и факты. Увы, многие из них остались только на бумаге.

Анатолий БИРЮКОВ.

С заводом № 144 всё не так просто. Я вижу на гирьке три поверочных клейма:
58-15 Уфа,
48-25 Сталино / Донецк и
47-? ??????
Первичное как раз последнее клеймо, но на нем не видно шифра. Так что город не определяется.
Теперь о номере. Нумерация заводов проводилась в пределах одного наркомата (позже - министерства). Поэтому существовали заводы с одинаковыми номерами, принадлежавшие разным наркоматам или министерствам. Мне кажется, что это тот самый случай.
У меня есть копия документа, в которой упоминается Завод № 144 Министерства сельскохозяйственного машиностроения. Документ 1950 года. Город не указан. В этом году завод получил (или подтвердил) право на производство технических гирь. Видимо, до этого они делали только торговые гири.
На моих гирях (1946 - 1950 гг.) первичные клейма с шифром 16. Следовательно, Казань.
Если собрать все сведения об этом предприятии, то получается, что это "Казанский завод точного машиностроения".
В 1946 - 1957 годах он относился к МСХМ. До 1946 года назывался Завод № 4 им. Калинина и относился к Наркомату боеприпасов. Вот только прямого указания на то, что после 1946 года он имел номер 144, я не нашел.

?

Log in

No account? Create an account