funtofil (Виталий Томчик) (funtofil) wrote,
funtofil (Виталий Томчик)
funtofil

Category:

(1671) ПРОЦЕСС СТАНОВЛЕНИЯ ГОС. МЕТРОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ В НИЖНЕМ ПООЧЬЕ В ПЕРВОЙ ТРЕТИ ХХ в.

Метрология и поверочное дело в России и СССР. Ссылки на статьиhttps://funtofil.livejournal.com/581864.html


Статья взята из -
http://old.museum-murom.ru/nauch-rab/uvar-v/process-stanovleniya-metrologicheskoy-sluzhby

Л. Г. Козлова (Павлово)

ПРОЦЕСС СТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ МЕТРОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ В НИЖНЕМ ПООЧЬЕ В ПЕРВОЙ ТРЕТИ ХХ в.
Российская метрологическая служба исторически - организм молодой. Она была создана всего лишь столетие назад.
Недалек тот день, когда источником национального богатства станет качество производимых материальных продуктов. Обеспечить его и способна высокоэффективная метрологическая служба. Для устойчивого динамичного развития ей, как любому общественно значимому институту, важно знать свои корни, изучить опыт своих предшественников. Поэтому обращение к ее истокам ныне особенно актуально.
История формирования метрологической службы в Нижнем Поочье представляет интерес не только в регионально-краеведческом плане. Здесь, на компактной территории между Муромом и Нижним Новгородом, в первой четверти ХХ в. располагались три поверочных учреждения из двадцати пяти, действовавших в России. Они были созданы в числе первых, в начальный период реализации метрологической реформы, и их опыт впоследствии широко использовался в общероссийской практике. В деятельности палаток было немало новаций и достижений, способствовавших успешному развитию практической метрологии.
Необходимость создания полномасштабной метрологической службы особенно остро стала ощущаться в России в конце ХIХ в. Бурный промышленный рост, начавшийся в 1890-е гг. и сопровождавшийся появлением новых отраслей, внедрением в производство электрической энергии и новейших машин, развитием науки и техники, требовал коренной реорганизации действовавшей системы надзора за мерами и весами. Начало ей было положено принятием 4 июня 1899 г. нового «Положения о мерах и весах». Особо важной и принципиально новой нормой закона стала система организации поверочного дела в стране, в задачи которой входили поверка и клеймение всех вновь производимых средств измерений, обязательная периодическая (через каждые три года) проверка мер, находившихся в обращении, и осуществление ревизий состояния измерительного хозяйства во всей торгово-промышленный сфере.
Открытие «в виде опыта» десяти поверочных учреждений Государственный Совет предусматривал провести в течение 1900/01 гг. На их оборудование, содержание и оснащение образцовыми приборами отпускалось из казны в 1900 г. - 51 000 руб., в 1901 г. - 96 000 руб.[1]   Организация палаток и выбор мест для их размещения предоставлялись министру финансов. По истечении двух лет, после всестороннего анализа их деятельности, он должен был «внести на законодательное утверждение свои предположения по предмету дальнейшего устройства и распределения в империи местных поверочных учреждений».[2]   Таким образом, от успешности работы «опытных» палаток во многом зависел последующий ход развития государственной метрологической службы. Места пребывания первых пяти палаток были определены министром финансов С. Ю. Витте 28 марта 1900 г.[3]   Четыре из них создавались в столичных центрах: Санкт-Петербурге (палатки №№ 1 и 2), Москве (№ 3), Варшаве (№ 5). Палатка № 4 учреждалась в селе Павлове Горбатовского уезда Нижегородской губернии. Открытие последней было связано с наличием в округе крупного весового промысла, имевшего древние традиции.
В орбиту промысла было вовлечено население двух соседних губерний - Владимирской и Нижегородской. В первой сборкой и отделкой весовых коромысел занимались крестьяне деревень Горбаново, Чирьево, Юрьевец Варежской волости Муромского уезда и деревни Щелоково Степановской волости Гороховецкого уезда. В Нижегородской губернии это были селения Горбатовского уезда: Абабково, Бобровское, Богданово, Горки, Детково, Долгое, Завалищи, Калинино, Крутых, Крюки, Леухово, Молявино, Сергеево, Шепелево. В ней находился и главный центр ковки весовых приборов - село Панино. Всего же в это время в уезде в производстве весов было задействовано двести пятнадцать дворов и свыше двухсот пятидесяти кустарей.[4]  К моменту открытия поверочной палатки промысел еще более расширился. Только на сборке и отделке коромысел было занято сто восемьдесят четыре двора и триста двадцать четыре работника (в1889 г. - это сто пятьдесят восемь дворов и сто девяносто человек).[5]
В своей основной массе кустари-коромысленники работали либо на скупщика, либо на владельца крупной мастерской, и степень их зависимости росла быстрее, чем в остальных отраслях бытовавшего здесь сталеслесарного производства. Если за двенадцать лет, с 1889 по 1901 гг., в Павловском металлообрабатывающем районе число самостоятельных работников в таких сферах, как ножевое, ножничное, замочное дело в среднем уменьшилось в 1,2 раза, то в коромысленном - в 3 раза. Более 98 % мастеров в нем работало на хозяина.[6]
Кроме общеэкономических причин, такому положению во многом способствовала и существовавшая в России ХIХ в. система клеймения измерительных приборов, которую с большой выгодой для себя использовали местные скупщики.
По закону все весы, прежде чем попасть в торговлю, должны были пройти поверку и клеймение в казенных палатах или городских общественных управлениях. Поэтому на традиционных скупках кустарных изделий торговцы отказывались покупать у мастеров весы без казенного клейма. Для большинства же из них поездка в уездный центр с малой партией товара оказывалось невозможной: затраты на проезд порядка 5-8 руб. и потеря рабочего времени были непозволительной роскошью. И они волей неволей были вынуждены сдавать их скупщикам. Те же, собирая сразу огромную массу весов, нагружали летом целые баржи и отправляли их в ближайшие уездные города, Муром и Горбатов. При прибытии баржи прямо на берег являлся член уездной управы и производил поверку. Процедура сводилась к тому, что из партии произвольно выбирались два-три коромысла, на плечи каждого подвешивались гири равного веса, и, если стрелка весов оказывалась против указателя, признавалась верной и клеймилась вся прибывшая партия.
Порочная практика клеймения, существовавшая и в других регионах России, в Павловском кустарном районе усугублялась еще и конкуренцией между Муромом и Горбатовым. Управы, чтобы привлечь к себе больше коромысленников и тем усилить скудный городской бюджет, часто меняли таксу за клеймение, устанавливая ее даже ниже предусмотренной законом. Так, в Горбатове в 1899 г. за клеймение коромысел брали от одной до пяти копеек в зависимости от их размера, в то время как по Положению 1842 г. с производимых здесь весов пошлина полагалась тридцать копеек.[7] В Муроме оплата вообще производилась по контракту: торговец обязывался уплатить за год в городскую казну определенную сумму, а управа - клеймить все предоставляемые им приборы. При этом предприниматели постоянно торговались с думой за понижение суммы. Например, если в 1886 г. муромский купец первой гильдии Н. В. Зворыкин за клеймение изготовляемых им гирь платил 450 руб., то через десять лет его наследники добились понижения до 200 руб.[8] В 1897/99 гг. суммы контрактов колебались от 60 до 150 руб.[9] Естественно, что такой огромной район с годовой выработкой до 94 000 весов не мог быть оставлен на прежней системе клеймения.
Требовал он пристального внимания и в связи с качеством производимых измерителей. До 80 % весов не отвечали нормам закона 1889 г. по таким параметрам, как равноплечность, чувствительность, валкость.[10] Почти половина из них относилась к низшему сорту, то есть имела грубую внешнюю отделку и не каленые железные призмы.[11]Между тем, именно данный вид из-за дешевизны - по сравнению с высшим сортом стоимость была в три раза ниже - имел наибольший сбыт. Так, из весов, проданных в 1889 г. на Нижегородской ярмарке горбатовским купцом Н. А. Карачистовым, на их долю приходилось 42 %.12
Решение об открытии поверочной палатки именно в Павлове, а не в Муроме или Горбатове, было продиктовано тем, что село было центром знаменитых кустарных промыслов, «слесарной столицей России». Сюда еженедельно по понедельникам стекалось население почти из двухсот селений, чтобы продать на скупке разнообразный металлический товар: замки, ножи, ножницы. Теперь же, после клеймения в палатке, кустари могли продать на ней и весовые коромысла.
Торжества по случаю открытия палатки состоялись 21 сентября 1900 г. Разместилась она в центре села на улице Почтовой в доме В. М. Смирнова и была оснащена полным комплектом образцового оборудования для поверки мер веса, длины, объема, как русской, так и метрической систем. Первыми сотрудниками палатки были П. Н. Елисеенко, Г. И. Пузанков, А. А. Алексеев.13
Район действия палатки не ограничивался территорией кустарных промыслов, за ней были полностью закреплены Владимирская и Нижегородская губернии.14 Поэтому для лучшей организации поверочных работ Министерство финансов открыло отделение Павловской палатки в Нижнем Новгороде, в округе которого было сосредоточено производство гирь и весовых коромысел грузоподъемностью от десяти до ста пудов. Отделение стало действовать 23 ноября при пробирной палате. В первые же дни в нем было заклеймено шестьсот гирь и четыреста девяносто два коромысла, сумма перечисленных пошлин составила 410 руб.15 Декабрь дал увеличение по числу поверенных предметов в 12,3 раза, денежного сбора в 4,4 раза.16 Руководил работой отделения губернский пробирер А. И. Андрющенко.
Министерство финансов планировало открыть подобное отделение и во Владимире, предполагая использовать помещение казенной палаты. Но отсутствие необходимой площади помешало этому, и в штат Павловской палатки был зачислен особый разъездной поверитель М. М. Лебедев.17 В его задачу входили поверка и клеймение мер и весов при периодических объездах городов и торговых селений Владимирской губернии. Проводилась она в помещениях, специально отведенных и обустроенных для этого органами общественного управления, во Владимире, Вязниках, Иваново-Вознесенске, Коврове, Покрове, Шуе. В течение января-сентября 1901 г. им было поверено 16 959 предметов, 62,2 % из них оказались неверными и были забракованы. За поверку в казну было перечислено почти 3500 рублей.18
Во Владимирской губернии находился крупный центр гиревого производства - город Муром. В 1899 г. здесь на заводах Л. В. и К. Н. Зворыкиных, Торского товарищества было выпущено 215 500 гирь общей массой 27 000 пудов.19 Понимая, что из-за ограниченного состава служащих Павловская палатка не сможет справиться с таким объемом работ, Главная палата мер и весов командировала для осуществления поверочных работ на заводах своих лаборантов Адамовича и А. Г. Михеева. С марта по август 1901 г. они поверили 51 868 гирь, из которых почти каждую шестую забраковали.20
Несмотря на непродолжительный срок работы поверочных палаток в1900 г. - все они были открыты осенью - итог ее оказался успешным. За четыре месяца в них прошли поверку 84 800 измерителей, из них 77 900 были признаны точными и заклеймены. Сбор, поступивший в казну за поверку в сумме 18 700 руб., покрыл расходы, затраченные на содержание поверочных учреждений.21 Лучшие результаты среди пяти палаток были достигнуты Павловской. В ней было поверено наибольшее число предметов - 32 600 штук и получен самый высокий доход - 7084 руб.22
28 июля 1901 г. было принято решение об открытии еще пяти поверочных палаток в Нижнем Новгороде (№ 6), Туле (№ 7), Харькове (№ 8), Нахичевани (№ 9), Муроме (№ 10).23 Выбор двух последних городов для функционирования самостоятельных поверочных учреждений был связан с наличием в них значительного производства новых измерительных приборов. Строгого разграничения сфер деятельности между Нижегородской и Павловской палатками не было сделано преднамеренно с тем, «чтобы предоставить, возможно, больший простор в выборе места поверки» кустарям и владельцам фабрик. В 1908 г. к району действий Нижегородской палатки была приписана еще и Пензенская губерния.24
Муромская поверочная палатка была учреждена при городском училище и начала свою работу 25 сентября.25 В составе первых ее сотрудников были М. М. Лебедев, И. К. Наумов и С. И. Петров.26 В район действий палатки были включены Владимирская губерния и Касимовский уезд Рязанской губернии.
1901 г. еще более улучшил итоги работы провинциальных метрологических служб и подтвердил правильность избранного курса реформ. С сентября 1900 по 1 января 1902 г. через палатки прошло около 1 300 000 измерительных приборов, из них заклеймено 1 126 000, забраковано - 91 300. В государственное казначейство поступило в виде пошлин 217 400 руб.27 Чистая прибыль, принесенная казне новой поверочной службой, составила 65 400 руб.28 Наибольший объем работы был выполнен палатками №№ 3, 4 и 6.
Широкомасштабная ревизионная деятельность, проводимая Главной палатой, усиленный надзор за применением только клейменых мер со стороны полицейских властей, введение в действие в 1903 г. измененного Торгового устава и обязательной продажи на вес зерна и продуктов его переработки привели к повышенному спросу на новые измерители, прежде всего весы и гири. Это способствовало развитию обоих этих производств в регионе.
Значительно выросли размеры весового промысла. К 1912 г. в Нижегородской губернии в его орбиту было вовлечено четыреста девяносто шесть дворов и тысяча триста сорок четыре работника, что в сравнении с 1889 г. давало увеличение соответственно в 1,4 и в 3 раза.29 По данным поверочных служб в регионе поверялось в отдельные годы до 60 % всех производимых в государстве весов.
Столь же значительными были и объемы гиревого производства - более трети от всего общероссийского выпуска. В целом общая численность предприятий, занятых в регионе выпуском гирь, с момента реализации метрологической реформы осталась прежней, но произошли изменения в их территориальном размещении, сменились товаропроизводители. В течение 1901/02 гг. закрылись два небольших заведения в Муроме, принадлежавшие купцам К. Н. и Л. В. Зворыкиным. В то же время возросший спрос на измерители способствовал развитию Торского чугунолитейного и механического завода. Если в 1897 г. все его оборудование состояло из вагранки, пяти гиревых станков и одного двигателя мощностью восемь сил, то в1910 г. степень механизации возросла в 2,3 раза, были построены механическая и литейные мастерские, начато литье меди. Численность работающих достигла ста человек, увеличившись почти в пять раз.30 Предприятие год от года наращивало свои обороты: если в 1897 г. они едва достигали 11 000 руб., то в 1910 г. составляли 87 000, а в 1911 г. превысили 100 000 руб.31
Положительную динамику подтверждают и данные о числе гирь, представленных заводом к поверке в Муромскую палатку в период 1906/14 гг. (в тыс. штук):32
В Нижегородской губернии реформа, напротив, способствовала появлению новых гирепроизводящих предприятий. Выпуск гирь был освоен на вновь открывшемся в Нижнем Новгороде чугунолитейном заводе «Братья Ремизовы с племянниками» и на заводах АО «Сормово».
Изготовление чугунных гирь на Сормовских заводах было начато в марте 1901 г., и, хотя их доля в общей массе заводского литья была невелика - всего лишь 7-8%, вклад в насыщение российского рынка верными измерительными приборами в первые годы действия реформы был огромен. В течение 1901/03 гг. предприятием была выпущена примерно пятая часть всех произведенных и заклейменных в России гирь.33 22 октября 1903 г. в литейном цехе был торжественно отпразднован выпуск миллионной гири, при этом общий вес миллионной выработки превысил 122 000 пудов.34 Со временем ассортимент измерителей, производимых на заводе, был расширен. Помимо обыкновенных русских торговых гирь появились гири десятичные и сотенные, в 1915 г. по поручению Главной палаты начаты опыты по отливке пустотелых метрических гирь. По специальным заказам изготавливались особо точные гири, весы и весовые помосты. Завод внес лепту в становление российской метрологической службы и путем создания особого вагона-палатки, получившего номер упраздненно поверочной палатки № 2 в Санкт-Петербурге. Он включал в себя два помещения, специально оборудованных и оснащенных образцовыми высокоточными приборами для проведения поверок, и три купе для размещения поверителей. Вагон-палатка был предназначен для проведения ревизий и повторных периодических поверок в местах, не включенных в сферу обслуживания поверочных учреждений.
Хорошие количественные показатели по товаропроизводству и поверке измерителей, достигнутые в регионе, были лишь одной стороной деятельности поверочных служб. Главная их задача состояла в поднятии качественного уровня выпускаемых мер. Наилучших результатов удалось добиться в гиревом производстве. Во многом это было обусловлено его промышленным характером, заботой производителей о совершенствовании технической оснащенности предприятий, вниманием к мнению потребителей. Например, в правлении АО «Сормово» на замечание торговцев о том, что «орла на гирях надо бы делать тщательней, а то он сильно аляповат… слишком выдается и по сему часто отбивается», отреагировали тотчас же и приняли незамедлительные меры к тому, чтобы он «выходил отчетливее».35
Не менее значимыми были и тесные партнерские отношения, установившиеся между поверителями и промышленниками. Так, в Нижегородской губернии до 90 % всех измерителей поверялось метрологами на месте их изготовления. На заводах были оборудованы специальные помещения для проведения поверительских работ, выделялись помощники.
В совокупности оба фактора способствовали тому, что нижегородские гири были лучшими по качеству в стране. На протяжении 1902/14 гг. брак при поверке данного рода измерителей был менее 1 %.36Данные по Муромской палатке несколько хуже, но и они подтверждают плодотворное влияние метрологической службы на производственные процессы. Если в 1901 г. брак при поверке составлял 5,7 %, то в 1908 г. он был уже 2 %.37
По отношению к кустарным весам метрологическое ведомство вынуждено было применить поэтапное введение установленных законодательных норм. Чтобы дать время мастерам на приспособление к новым требованиям, оно разрешило до 1 апреля 1901 г. выпуск коромысел низших сортов при наличии на них крупной и четкой надписи «разнос», означавшей возможность применения только в мелочной торговле на рынках. С целью оказания помощи кустарям метрологи активно включились в процесс усовершенствования технических приемов выработки. Разработав новую конструкцию весовой призмы, провели консультации для производителей и разослали образцы во все села и деревни, где жили сборщики коромысел. Предложили оптимальные пропорции длины, собственного веса измерительного прибора и его грузоподъемной силы. Все это позволило повысить верность и чувствительность весов.
Для оказания практической помощи промыслу Главная палата в 1911 г. открыла при палатке № 4 особую мастерскую для обучения кустарей, пригласив на работу самого лучшего местного производителя весов А. В. Подшибихина. В мастерской также изготавливались образцовые приборы для поверочных палат, был разработан специальный разъездной инспекторский набор поверителя. Успех ее деятельности способствовал включению в 1922 г. в текст Положения о поверочных палатах параграфа, разрешавшего создание при них мастерских по ремонту и изготовлению измерительных приборов.38
Государственная поверочная служба стала одной из преград на пути распространения подпольного производства и торговли суррогатами мер. В 1906/07 гг. по представлению палатки № 4 были возбуждены уголовные дела против крестьянина деревни Юрьевец Муромского уезда М. К. Подкладкина и его супруги Авдотьи Яковлевны. Первый был обвинен в подделке казенного клейма на продаваемых весах и осужден на один год и восемь месяцев тюрьмы.39 А. Я. Подкладкина была изобличена в производстве и продаже весов с многочисленными отклонениями от норм закона. Экспертиза показала, что неверность их составляла 1/4 фунта.40 Массовые случаи фальшивого клеймения были выявлены в 1912/14 гг., когда в подделке государственного клейма были замечены и скупщики, и кустари.
Создание поверочной службы в центре кустарного весового промысла позволило наиболее предприимчивым кустарям организовать собственное дело и представлять измерители в палатку под своим именным клеймом. Если в 1900 г. весовые приборы в основном выходили под знаками шести фирм, то в 1909 г. в палатке № 4 было зарегистрировано их более пятидесяти.41
Результатом метрологической реформы стало появление в Нижнем Поочье нового вида производства - средств измерений длины. Изготовление деревянных аршинов было начато в 1901 г. торговцем из села Павлова Л. И. Спорышевым. Впоследствии производители использовали также железо и сталь, а сами аршины завоевали прочное место в ассортименте павловских изделий. Среднегодовой их выпуск составлял 10 000 штук.42
Чрезвычайно важную роль сыграла метрологическая служба при переходе страны на метрическую систему мер. Решение о ее применении в государстве в качестве обязательной было принято Совнаркомом 11 сентября 1918 г. Но, несмотря на революционность и декларативность этого шага, введение новой системы мер было подготовлено всем предшествующим ходом развития. Уже в 1914 г. удельный вес метрических измерителей в общей массе поверяемых мер составлял 7,2 %.43 А «Положение о мерах и весах»1916 г. разрешило равноправное существование в государстве систем и русской, и метрической.
Деятельность метрологических служб по внедрению новой системы мер носила комплексный характер и заключалась в пропаганде ее среди населения, в ознакомлении производителей измерительных приборов с правилами изготовления метрических мер, установленными для них унифицированными размерами, в поверке вновь производимых измерителей.
Процесс метризации в Нижне-Поокском регионе проходил довольно активно, хотя и неравномерно во Владимирской и Нижегородской его частях. Это было связано с различными темпами насыщения торгово-промышленной сферы губерний метрическими средствами измерений.
Успешность реализации метрической реформы в Нижегородской губернии была обусловлена наличием там хорошо организованного производства широкого круга измерителей: мер длины, объема, гирь, весов различных систем - равноплечих, коромысловых, столовых, десятичных, сотенных. К изготовлению мер, помимо кустарей и традиционно выпускавших их предприятий, были привлечены новые заводы и артели. В 1924/25 хозяйственном году по результатам поверки вновь изготовленных метрических мер Нижегородская палата уступила только Московской: в ней было поверено 874,1 тыс., в Московской - 1722,3 тыс. Но при этом процент брака при производстве и поверке в Нижнем Новгороде был одним из самых низких - от 0,6 до 0, 1 %, при среднем показателе по стране в 4 %.44 Опыт нижегородцев в борьбе за качество производимых мер в 1920-е гг. неоднократно становился предметом рассмотрения на Всероссийских и Всесоюзных съездах деятелей поверочного дела.
В Нижегородской губернии переход на метрическую систему мер во многих сферах народного хозяйства был завершен в сравнительно короткие сроки, а в отдельных случаях она выступала и в роли своеобразного опытного полигона. Так, в 1924 г. на новую систему была переведена оптовая торговля на Нижегородской ярмарке, в следующем одновременно с Москвой розничная торговля. В 1926 г. отдел по заведованию мерами и весами в РСФСР констатировал, что метрическая реформа в губернии практически завершена.45
Во Владимирской губернии, напротив, производство мер отставало. В 1922/23 хозяйственном году в Муромской палате не было зарегистрировано ни одного случая поверки новых измерителей. Выпуск гирь был начат только в 1923/24 г. Все это привело к медленным темпам метризации предприятий Владимирского ГСНХ. Особенно сильно отставала тяжелая индустрия, на что, впрочем, имелись и объективные причины, связанные с необходимостью увязки введения мер и стандартов.
В 1920-е г. помимо работ по метризации активизировался процесс влияния метрологической службы на промышленное производство и хозяйственное строительство. В наиболее крупных поверочных палатах создавались лаборатории по контролю за измерительными приборами специального назначения. В их число входила и Нижегородская палата. Она была одной из первых провинциальных служб, освоивших и внедривших в широкую практику поверку и ремонт манометров. В ней осуществлялись работы по принятию и распространению сигналов точного времени, поверке хронометров и часов. Сформированная нижегородцами электролаборатория рассматривалась впоследствии метрологическим центром как типовая и стала образцом при создании подобных структур в других палатах страны. К 1928 г. в составе Нижегородской палаты насчитывалось уже семь различных лабораторий. В этом году в качестве отделений в нее вошли Павловская и Муромская поверочные палаты. В 1929 г. Муромское отделение было ликвидировано, а обслуживаемая им ранее территория закреплена за Павловским.
К концу третьего десятилетия ХХ в., за кратчайший исторический отрезок времени, метрологическая служба встала на ноги: была создана сеть поверочных учреждений, заложен фундамент их материально-технической базы, сформированы кадры квалифицированных метрологов. Воздействие, оказанное ею на производство средств измерений, позволило коренным образом улучшить состояние измерительного хозяйства в стране. Наличие достаточного количества верных измерителей положительно сказалось на развитии торговли и промышленности.
Ссылки:
[1] Собрание узаконений и распоряжений правительства. - № 97. - 1899. - Ст. 1322.
[2] Там же.
[3] РГИА. Ф. 28. Оп.1. Д. 482. Л. 56.
[4] Доклад заведующего статистическим отделением Нижегородской губернской земской управы по вопросу о положении кустарей Павловского района // Нижегородский вестник пароходства и промышленности. - № 1. - 1891. - С. 12.
[5] Павловский сталеслесарный район Горбатовского уезда Нижегородской губернии. Сравнительные итоги статистических исследований 1889 и 1901 годов. - Вып. 1. - Н. Новгород, 1902. - С. 55.
[6] Там же. С. 63.
[7] ВГП. - Ч. 5. - 1900. - С. 24; 2-е ПСЗ. Т. 17. Ст. 15718.
[8] МГГА. Ф. 200. Оп. 1. Д. 1. Л. 15 об.; Д. 5. Л. 75 об.
[9] Там же. Д. 5. Л. 112, 127 об., 134 об; ВГП. - Ч. 5. - 1900. - С. 25.
[10] ВГП. - Ч. 5. - 1900. - С. 26-27.
[11] Призма - деталь равноплечих весов коромыслового типа, на которой происходит качание самого прибора и чашек для взвешивания груза. От нее во многом зависела их точность и чувствительность. По закону 1899 г. их следовало изготавливать только из стали, закаленной до такой твердости, при которой мелкий бархатный напильник не оставляет на ней никаких следов.
12 ВГП. - Ч. 5. - 1900. - С. 27.
13 ГАНО. Ф. 59. Оп. 842. Д. 2. Л. 1; Д. 14. Л .4.
14 ВГП. - Ч. 6. - 1903. - С. 37.
15 РГИА. Ф. 28. Оп. 1. Д. 717. Л. 37, 55.
16 Там же. Л. 58.
17 ГАНО. Ф. 59. Оп. 842. Д. 2. Л. 31.
18 Подсчитано по: ГАНО. Ф. 59. Оп. 842. Д. 3.
19 РГИА. Ф. 22. Оп. 2. Д. 1629. Л. 15.
20 Подсчитано по: ГАНО. Ф. 59. Оп. 842. Д. 3.
21 ВРП. - Ч. 6. - 1903. - С. 131.
22 ГАНО. Ф. 59. Оп. 842. Д. 12. Л. 21-22.
23 РГИА. Ф. 22. Оп. 2. Д. 1646. Л. 148.
24 РГИА. Ф. 23. Оп. 7. Д. 847. Л. 50.
25 РГИА. Ф. 22. Оп. 2. Д. 1646. Л. 169.
26 Там же. Л. 169, 203.
27 ВГП. - Ч. 6. - 1903. - С. 130.
28 Там же. С. 132.
29 Павловский сталеслесарный район… С. 20, 55; Плотни-ков М. А. Кустарные промыслы Нижегородской губернии. - Н. Новгород, 1894. - С. 219; ГАНО. Ф. 457. Оп. 324. Д. 193. Л.28-28 об.
30 Оптовый иллюстрированный прейскурант изделий фабрик и заводов Муромского металлотреста. - Н. Новгород, 1924. - С. 8; Список фабрик и заводов России. 1910 г. - М.-СПб. - Варшава, 1910. - С. 272.
31 Там же.
32 РГИА. Ф. 28. Оп.1. Д. 497. Л. 89; Ф. 23. Оп. 7. Д. 847. Л. 78 об.; Д.1038. Л. 54 об.; ПД. - № 1. - 1916. - С. 78.
33 Подсчитано по: ВГП. - Ч. 6. - 1903. - С. 132; Ч. 7. - 1905. - С. 27, 159; РГИА. Ф. 22. Оп. 2. Д. 1629. Л. 12; ГАНО. Ф. 442. Оп. 325. Д.2395. Л. 26 об.
34 ВГП. - Ч. 7. - 1905. - С. 155.
35 ГАНО. Ф. 442. Оп. 325. Д. 2224. Л. 731, 732.
36 Подсчитано по: ВГП. - Ч. 7. - 1905. - С. 27, 159, 183; Ч. 8. - 1907. - С. 136; Ч. 10. - 1911. - С. 10, 58; ПД. - № 1. - 1916. С. 78.
37 ВГП. - Ч. 6. - 1903. - С. 132; РГИА. Ф. 23. Оп. 7. Д. 847. Л. 78 об.
38 Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. - № 12. - 1922. - Ст. 120.
39 Волгарь. - № 267. - 1906.
40 ГАНО. Ф. 59. Оп. 842. Д. 65. Л. 1.
41 Там же. Д. 78. Л. 104-105.
42 Подсчитано по: ГАНО. Ф. 59. Оп. 842. Д. 62.
43 ПД. - № 1. - 1916. - С. 78.
44 ПД. - № 1. - 1926. - С. 20, 52; № 1. - 1925. - С. 52.
45 ПД. - № 1. - 1927. - С. 46.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments